«Се, творю все новое!» — м. Мария (Бахвалова) о Боге, пении и…

Матушка Мария Бахвалова является регентом ансамбля монашествующих сестер Свято-Елисаветинского монастыря. Матушка имеет большой опыт работы с множественными хоровыми коллективами, которые принимали участие в различных международных конкурсах, получали гран-при и самые высокие почетные звания… Сейчас же она руководит ансамблем монашествующих сестер. Почему так сложилось, с какими трудностями сталкивается регент в непрофессиональном коллективе, и что нужно, чтобы сохранять горение в таком непростом деле, разбирается редакция сайта heart-2-heart.news.

Матушка, раньше ансамблем сестер руководила монахиня Иулиания. Как сложилось, что теперь Вы все взяли в свои руки?

— Как-то промыслительно Господь все управил, я сама даже и не думала о том, что мне придется руководить ансамблем сестер. Матушка по причине своих послушаний и по состоянию здоровья не всегда могла ездить в такие длинные поездки, все-таки, это тяжело. Да, она готовила сестер, занималась с ними, но, как правило, на месте уже регентовал кто-то из находящихся там сестер: монахиня Анфиса или матушка Наталья Фалей. И со временем возник вопрос о том, что кто-то на постоянной основе должен заниматься с сестрами и исправно ездить в поездки. Выбор пал на меня.

Расскажите, пожалуйста, поподробнее о специфике работы с монашеским хором. Как Вам, выпускнице Академии музыки, дается работа с любительским коллективом?

—  Я бы не сказала, что в профессиональном плане есть какие-то особенности. Это та же вокально-хоровая работа, работа над звуком, строем и выразительностью.

Другое дело, что для монашеского ансамбля очень непросто подобрать репертуар. Например, для светского коллектива, который едет за границу, не составляет труда быстро найти что- то подходящее. Это могут быть народные и популярные песни разного содержания. А здесь мы в первую очередь представляем монастырь с его аутентичной духовно-музыкальной традицией. Задача регента — найти произведения, которые соответствовали бы, во-первых, духовно-нравственному критерию, а, во-вторых, нашим возможностям. В ансамбле не так много человек, у сестер пока не очень крепкие профессиональные навыки, поэтому есть некоторые трудности с исполнением сложных партитур.

Пока что у нас сохранился репертуар, который разучивала с сестрами монахиня Иулиания. Это и популярные монастырские «хиты» — «Слава Богу за все», Французская колядка, и богослужебные песнопения, такие как «Достойно есть» македонского распева, строчное «Трисвятое»… Слушатели полюбили эти произведения и даже просят исполнять их на бис. И, тем не менее, хор должен развиваться, ведь постоянное исполнение одного и того же «замыливает» слух и восприятие слушателя. Поэтому, безусловно, программа хора требует обновления. Да и для нас как исполнителей это важно! Жизнь в ансамбле сразу расцветает, сестрам интересно разучивать что-то новое, они очень стараются, работают над собой, и это бесценно.

Я бы хотел поговорить не только о музыкальной составляющей, но и о смысловой, текстовой нагрузке. Вообще, отличительной особенностью монашеского пения всегда было присутствие духа. Петь в духе – это когда тексты молитв и песнопений касаются сердец слушателей и доходят до глубин восприятия. Как найти золотую середину и не уйти в крайности? На чем делается больший акцент: на музыке или на тексте?

— Мне кажется, очень трудно сказать, какое пение более или менее духовное. Если певцы подходят к пению проникновенно, с осознанием каждой мысли, заложенной в том или ином песнопении, и делают это вместе, то, наверное, здесь начинает действовать Бог. Ведь хор — это соборное явление. Можно практически до совершенства отточить технику исполнения, и все зазвучит, вроде бы, красиво, чисто, ум будет услажден — а сердце скажет «нет». И все. Очень важно вкладывать свою душу и личную молитву. Ведь, по сути, мы свидетельствуем людям о Боге, о православии и должны делать это осознанно.

Да! Но, наверное, восприятие пения зависит и от личного духовного состояния каждого певчего в момент исполнения…

— Я часто с этим сталкиваюсь. Понятно, что если качественно проведена работа над музыкальной частью, в какой-то момент она «прорастает», но мы еще очень стараемся работать над собой. Ведь внутренний мир и спокойствие действительно слышны в пении.

Еще я бы хотела сказать вот о чем. Бывает так, что много работаешь, вкладываешь много сил, а результата почему-то все нет, или дело движется очень медленно. В свое время, когда я работала в миру дирижером, как-то так складывалось, что моя хоровая деятельность была очень успешной. Все удавалось, мы получали гран-при на конкурсах, звания «Лучших дирижеров» и много других наград. Господь тогда посылал такие коллективы и обстоятельства, что если бы что-то не получалось, я бы по своей духовной «некрепости» не понесла бы неудач…

Я вижу в этом промысел Божий, ведь когда я училась в музыкальной школе, совершенно не уделяла внимания урокам хора, ходила только на фортепиано и сольфеджио. А потом вдруг получила письмо, в котором говорилось, что я зачислена в лицей на отделение хорового дирижирования. Тогда я даже не могла подумать, что сейчас буду с монашеским хором ездить за границу с концертами…

Вы сказали, что получали гран-при, все шло гладко, но, сейчас, как я понимаю, приходит понимание того, что мы работаем для Бога с помощью Им же данного таланта. Наверное, поэтому у вас сейчас такие духовные и технические трудности с ансамблем бывают…

— Трудности у меня появились немного раньше, чем я стала управлять ансамблем сестер. В монастыре я ведь еще руковожу детским хором, а это очень непросто. Раньше я бы никогда не согласилась работать с детьми, там особая специфика, которая порой не под силу бывает… А сейчас я стараюсь очень осознанно подходить к делу и вижу в этом некое служение. Но, конечно, очень помогает какое-то «горение». Оно держит тебя на своеобразном плоту, который не дает утонуть под грузом однообразия.

Удивительно, как Вам удается сохранять то самое горение и зажигать других сестер?

— Я не могу сказать, что это как-то контролируется. Мы просто стараемся вместе с сестрами искренне, чисто и честно проживать то, что поем. Ведь человеческие души очень чувствительны, как бы эту чувствительность ни хотелось прятать за маской суровости. Поэтому, мне кажется, что один из важных критериев горения — это чистота. И порой за эту чистоту приходится бороться: чего только стоят наши спевки, на которые бывает очень тяжело собрать всех вместе! И я не думаю, что в этом есть чья-то вина, просто у всех свои послушания, которые с трудом дают в полной мере погрузится в рабочий процесс. А вообще, петь на концерте всегда радостно! Ты встречаешься с новыми людьми и общаешься с ними на особом духовном языке — языке музыки: доносишь свои мысли, выражаешь свое понимание задумки песнопения…

Очень важно в хоре все делать соборно. Всем участникам коллектива нужно это понимать, ведь мы не просто поем, а вкладываем частичку своей души в каждое слово, каждую музыкальную фразу, каждое произведение. Однако певчие должны не только учиться слышать друг друга в пении, но и быть ответственными перед своим хором, помогать ему. Ведь мы одна семья… И, в конце концов, то духовное, что мы получаем на концертах — покрывает все нестроения.

В наше время довольно трудно представить православного человека, который идет в народ проповедовать о Христе. Ваш хор действует именно так: в формате богослужебного пения несет людям весть о Боге. Как реагирует публика, когда видит монахинь, поющих на сцене, и насколько проникается услышанным?

— Мне сложно ответить на этот вопрос. Здесь, наверное, начинает действовать Бог! Мы лишь проводники, через которых Он промыслительным образом касается сердец людей.

Я думаю, что в наших поездках тоже есть что-то промыслительное! Мне запомнилась встреча с одной женщиной в Лондоне, которую зовут Алла. Как оказалось, она вообще крайне редко ходит в храм, но после нашего выступления сказала мне: «В моей душе что-то перевернулось», — и после этого стала постоянным зрителем наших концертов. Еще приходил один парень. У него на тот момент была очень тяжелая жизненная ситуация. После концерта он поблагодарил нас и поделился тем, насколько для него важно, что мы приехали сюда.

Современному человеку, порой очень погруженному в мирские бытовые дела, необходимо хоть иногда делать перерыв и отвлекаться. И очень здорово, когда человек всяким развлечениям предпочитает прийти и послушать православный монашеский хор. Как сказал Господь: «Приди и виждь»! И Бог наполняет своей Благодатью и не оставляет никого обделенным. Иногда нужно лишь приложить немного усилий, чтобы в твоей жизни что-то начало потихоньку меняться.

И для нас, кстати, это отличная возможность что-то менять в себе! Все-таки мы немного, но привыкаем к Благодати и нашей хоровой деятельности, и такие поездки позволяют нам сделать «перезагрузку», посмотрев на свою работу под другим углом. Люди, которым бывают недоступны и крупицы того, чем мы пользуемся в изобилии, намного бережнее и осознаннее относятся к ним. В этом плане нам есть чему поучиться. И через такое служение ближним Господь нас постепенно учит.

Чем отличается пение на клиросе в нашем монастыре от пения на таких концертах? Много ли слушателей вы собираете за границей?

— Мне кажется, особенностей не так много, но я бы назвала одно очень важное отличие. Здесь, в монастыре, мы у себя дома: сестры, братья и прихожане — все свои! И, как бы то ни было, мы чувствуем себя свободно. На концертах мы, все же, должны быть более сосредоточены, более чувствительны к людям, ведь мы представляем монастырь, и одно неосторожное слово или дело может кого-то обидеть или задеть.

Что касается публики, то никогда не знаешь, сколько человек придет. Обычно, когда билеты продаются, можно рассчитать: ага, из 500 билетов продано 300. Но у нас концерты бесплатные. Может прийти и 50 человек, а может и 350. Еще нужно учитывать, что программа хора представлена не популярной музыкой, которая легко воспринимается, а духовными стихами и богослужебными песнопениями. На наши концерты приходит, в основном, англоязычная публика, для которой наши песни не понятны. Чем нам зацепить такого слушателя, как установить контакт? Только пением душой и сердцем.

Расскажите, пожалуйста, чем вы в этом сезоне порадуете зрителей? Прозвучат ли какие-то новые песнопения?  

Помимо всем известных произведений из нашего репертуара мы представим три новых песнопения. Это Херувимская песнь грузинского распева, «Под Твою милость» сочинения нашего старшего регента монахини Иулиании и «Русь называют святою» на стихи архидиакона Романа Тамберга.

Бог бесконечен, и познавать Его тоже можно бесконечно! Поэтому мы не хотим ограничиваться узким кругом песнопений, а будем и дальше нести людям радость, исполняя что-то новое и необычное. «Се, творю все новое!» — говорит Господь, и мы, стараясь следовать за Ним, готовы потрудиться чуть больше. Дай Бог, чтобы эти труды были не напрасны, и люди, слыша наше пение, прославляли Творца!

Поэтому, дорогие друзья, мы очень ждем вас на наших концертах! Приходите, зовите своих близких и друзей, и мы будем едиными усты и единым сердцем славить Бога.

17.05.2019

Комментарии:

Добавить комментарий